Лиственницы

(продолжение)

       

            Если шагать дальше на восток, то здесь мы увидим очень интересного представителя  флоры  Японских островов и Корейского полуострова – Л.Кэмпфери L.kaempferi. В культуре она с 1861 г. в Европе и с 1863 г. в Санкт-Петербурге. Сохранив все преимущества представителя рода, она, вдобавок, имеет изумительную окраску хвои голубоватого цвета, добавившую декоративности многим современным сортам лиственниц. Особенностью вида является позднее проявление и последующее долгое сохранение осенней окраски хвои, что позволяет долго, вплоть до снега, любоваться яркими переходами цвета.

             Несколько видов лиственниц являются эндемиками Дальнего Востока и предгорий Монголии и Китая. Первые еще недостаточно хорошо изучены и для них нет сортов со сдержанным ростом, вторые, несмотря на наличие декоративных качеств, с трудом продвигаются на север в силу низкой зимостойкости.

          На севере Америки обитают ещё два вида – Л.западная L.occidentalis   и Л.американская (лиственничная) L.laricina. Первая сильно смахивает на Л.сибирскую, правда, почти в два раза превышая её по размерам. Вторая имеет довольно непривычный для типичной лиственницы облик: приземистая, до 12-20 метров в высоту, кора её подобна коре пихт – почти совсем гладкая, а вот крона асимметричная, неправильная. Объясняется это довольно просто: ей не до красоты, выжить бы в условиях крайнего севера. К сожалению, оба этих вида тоже с трудом пробивают себе дорогу на наши угодья.

        Конечно, для относительно небольших участков наиболее подходящими являются  сорта, отличающиеся сдержанным ростом и, как следствие, не самыми огромными размерами. Одними из первых сортов лиственниц, появившихся в потоке импортного посадочного материала, хлынувшего в Россию на рубеже веков, оказался сорт ‘Diana’ Л.Кэмпфери. Он  неплохо прижился в наших краях. Главным отличием его стали  необычные, спирально закрученные побеги, торчащие в разные стороны, и, конечно же, голубая окраска хвои и относительная сдержанность в росте (годовой прирост 20-30 см). Это хоть и не слишком много, но, поселяя её на свой участок, помните о том, что рост растения продолжается всю его жизнь. Не удивляйтесь, когда через десяток лет после посадки, высота саженца приблизится к нескольким метрам, как это случилось на моём участке.

             Спустя год рядом поселился плакучий сорт ‘Pendula’ Л.европейской. Привитый на более чем полутораметровый штамб, он в течение пары сезонов «доплакал»  до земли и теперь регулярно подвергается обрезке. Его замечательная копна зелёных волос от этой операции становится только гуще. Впрочем, в этом году я решил, что ему пора немного подрасти. Вы скажете: «Это невозможно! Ведь штамб не может расти вверх». Это всё так, но ведь в нашем распоряжении остается множество достаточно гибких побегов прививки. Если выбрать один-два самых сильных побега и направить их вверх, прикрепив к прочной бамбуковой палке, то, спустя пару лет, они хорошенько одревеснеют, наберут механической прочности и вполне смогут держать копну ветвей на большей высоте.

       Если вам хочется создать нечто оригинальное на своём участке, то обратите внимание на плакучие сорта лиственницы: Посадив их по обе стороны дорожки или садовой калитки и пустив по крепкой проволочной основе несколько побегов навстречу друг другу, уже через несколько лет вы получите ни с чем не сравнимую арку. Изящная бахрома её ветвей сначала будет полупрозрачной, а с годами превратится в плотный бархат. Вы-то, конечно, быстро привыкнете к такой декорации, а вот гости, каждый раз,  проходя под нею, будут неизменно восторгаться такой интересной находке.

            С той же поры живет у меня сорт Л. европейской ‘Little Bogle’.Этот карлик, привитый на метровый штамб, имеет очень необычную форму. Чтобы долго её не описывать, объясню так: представьте себе зонтик, вывернутый наружу порывом ветра. Так и здесь, при отсутствии явного лидера в середине, побеги от основания ствола по небольшой дуге, словно спицы зонтика, приподнимаются кверху, всё пространство внутри заполняют короткие обрастающие ветви, а весь этот объём находится на массивной ручке-ноге, упирающейся в землю. Иногда, после самых суровых зим, всё-таки подмерзают невызревшие верхушки побегов, вызывая тем самым ещё более бурный рост. Отличается сорт ещё более поздним (по сравнению с предыдущим) опадением хвои, надолго оставаясь в эту ненастную пору ярким желтым пятном в тусклом саду.

         Несколько лет назад в моем саду появились два сорта Л.европейской и почти все они отличаются  сдержанным ростом. Культивар  ‘Krejca Mutation’ почти не подрос, ведь осевые побеги увеличиваются  за год лишь на 20 см, да и боковых не слишком много. Главная его «изюмина» состоит в том, что почки на побегах расположены не по одной, как обычно, а группами по 10-15 штук, так что, когда наступает пора весеннего пробуждения, побеги сорта напоминают длинные ёршики для мойки бутылок. Разглядеть россыпи почек можно только на активно растущих приростах текущего года или в безлистном состоянии. Другой новосёл, ‘Horstman Requrved’, растёт куда более споро, но в размерах также увеличивается не быстро. Всё объясняется очень просто: молодые побеги (совершенно без посторонней помощи) могут в период роста поворачивать под углом в 90 о, расти в противоположную сторону или вовсе завиваться в небольшую спираль. Непредсказуемость направления роста побегов и обильное их пробуждение по весне, придает растению необыкновенно причудливый вид. Судя по описанию, в конце концов, этот клубок достигнет размеров около 5 метров в диаметре, так что место для его роста стоит отвести совсем немаленькое.